Поздравляем с Днем рождения Максима Фещука! Желаем крепкого здоровья, спортивных побед, неимоверного фарта, профессионального роста и самореализации! Безграничной любви преданных фанатов и счастья в личной жизни!

 
Фамилия, имя

Пшеничных Сергей

Позиция Левый защитник
Дата рождения 1981-11-19 г.Харьков
Воспитанник ДЮСШ «Локомотив» Харьков
Клуб Завершил карьеру
Гражданство Украина
Рост 178 см
Вес 76 кг

Интервью за 2013-02-15

 

Откровенно: Сергей Пшеничных 

 

В преддверии поединка против «Ньюкасла» защитник харьковчан в эксклюзивном интервью Football.ua рассказал, почему Мирон Маркевич не позвал его в сборную Украины, что обещали боссы «Ворсклы» за переезд в чешскую «Опаву», а также зачем Петр Дыминский оказывает давление на игроков.

 

 

«Тренеры «Металлиста» спросили у родителей: «Что ж так сразу?»»

 

– Сергей, интересная деталь: нашел статистику ваших выступлений в ДЮФЛ в составе харьковского «Локомотива». Скажем, в сезоне 1998/99 на вашем счету голы практически в каждом матче, есть хет-трик и даже покер!

– Было дело (улыбается)! Действительно, не вся моя жизнь прошла в защите. Начиная с детского футбола и приходя в дубль «Ворсклы», я был самым что ни на есть чистым нападающим.

 

– Кто же из тренеров увидел ваш талант защитника или наоборот – не увидел его у вас на позиции нападающего?

– Сначала меня перевел в полузащиту тогдашний наставник «Ворсклы» Сергей Юрьевич Морозов. Позже, уже в чешской «Опаве», где провел полтора года, играл линейного по всей левой бровке. Непосредственно в защиту перевели в «Карпатах», когда мне уже было 24.

 

– Не жалеете, что не удалось раскрыться в статусе атакующего игрока?

– В принципе, я всем доволен – и карьерой, и позицией левого защитника, с которой меня ассоциируют в частности в «Металлисте». Но более уверенно я себя чувствовал бы все же слева в полузащите.

 

– Возвращаясь к детскому периоду вашей карьеры: в то время в Харькове функционировали школы «Локомотив», «Эхо», «Свитанок» и ДЮСШ-13. А какие дела были со школой «Металлиста»? В одном из интервью Мирон Маркевич признался, что в 2005-м, когда в клуб пришли Ярославский и он, детской школы, по сути, не существовало.

– Во время прихода Мирона Богдановича была и школа «Металлиста», и харьковский интернат. Но исходя из условий для тренировок… Что и говорить, если воспитанники клуба играли на одном гаревом поле – главном для занятий и безальтернативном. Глядя на детскую инфраструктуру «Металлиста» сейчас и на то, что было в 2005-м, действительно можно сделать вывод, что тогда, по сути, школы не существовало.

 

– И все же – как было в ваше время? Скажем, заниматься в «Металлисте» было престижней, чем в других харьковских школах?

– Лучше всего котировались команды харьковского интерната, мой «Локомотив» и «Металлист». Между нами всегда шла борьба за первое место в городе, и в детской украинской лиге рубились не на шутку. Так получилось, что все детство я провел только в одной команде – «Локомотиве» (кстати, многие, в контексте регламентных норм о наличии в заявке каждого клуба четырех игроков, подготовленных в структуре клуба, ошибочно считают Пшеничных воспитанником «Металлиста», коим он не является – прим. Football.ua).

 

– А когда в 2000 году переходили в «Ворсклу», где началась ваша профессиональная карьера, не было возможности стать игроком «Металлиста» или «Арсенала» (на то время –  второлиговой команды, которая через год выйдет в первый дивизион, а в сезоне 2004/05 завоюет право играть в высшей лиге, где предстанет перед всеми уже как ФК «Харьков» – прим. Football.ua)?

– Сначала был вариант с «Арсеналом», но у меня тогда была травма спины, поэтому, как мне кажется, они тогда побоялись подписывать игрока, которого уже в столь юном возрасте беспокоят травмы. А «Металлист» спохватился только тогда, когда я уже подписал контракт с «Ворсклой». Там и тренеры из школы приезжали к родителям, спрашивали: «Что ж так сразу?» Но на момент переезда вариант с Полтавой был для меня единственным.

 

– У каждого футболиста, как правило, была (или есть) в жизни цель играть за клуб родного города. Если честно, вы мечтали о «Металлисте» с детства?

– С раннего детства, конечно же, тоже снилось, что играю за «Металлист», ходил на матчи команды, искренне болел. Позже, когда перешел в «Ворсклу», больше думал о полтавской команде. Ведь это был первый такой серьезный шаг в моей жизни, первый профессиональный клуб, с которым нельзя было не связывать будущее, не думать об этом. Но когда со временем стал игроком «Металлиста», ощутил огромнейшее счастье. Ведь мне удалось не только вернуться в родной город, но и воплотить в жизнь детскую мечту.

 

– Интересно, что в период, когда вам было 13-17 лет, «Металлист» четыре года подряд выступал в первой лиге, а харьковский футбол в целом был, мягко говоря, в плохом состоянии. Игроки тогда, случайно, массово не бежали из Харькова? Может, и вы поэтому без лишних сантиментов покинули родной город?

– Когда я уезжал из Харькова, «Металлист» все-таки уже поправил свои дела, играл в высшем дивизионе. Думаю, больше повлиял тот факт, что в Харькове тренеры просто не видели во мне таланта. Я это видел и понимал, что нужно искать команду вне родного города. Хотя если бы мне тогда предложили подписать контракт с дублем «Металлиста», я бы согласился без колебаний. Увы, не предложили, поэтому я оказался в Полтаве.

 

– В «Ворсклу» вы пришли как раз тогда, когда последние матчи во главе команды проводил Анатолий Коньков. Общались с ним или, может, слышали отзывы партнеров об этом тогда еще тренере, а не чиновнике?

– Ничего не могу сказать, потому что я играл исключительно в дубле, и все свободное время также проводил с игроками второго состава. К тому же при мне Коньков поработал с первой командой всего 2-3 месяца, после чего ушел. Единственное, что могу подчеркнуть – с игроками дублирующего состава он не общался ни разу. Хотя на матчи, вроде как, ходил.

 

 

«В Ворскле моя зарплата была 600 долларов, а в Опаве две тысячи»

 

– Вспомните, как оказались в чешской «Опаве»?

– Мне было 21. Владельцы «Ворсклы» купили этот чешский клуб, и помощник президента полтавчан предложил мне и Александру Бесарабу поехать в «Опаву». Я поразмыслил и согласился.

 

– Сильно выиграли финансово от переезда в другую страну?

– Стал получать больше в три раза! В «Ворскле» в то время моя зарплата была 600 долларов, а в «Опаве» – две тысячи.

 

– Когда переезжали, вам, наверное, обещали помочь «прорубить окно в Европу», устроить безоблачную карьеру и так далее…

– Да, безусловно. Мне много говорили о том, что это будет прекрасным толчком для будущего. Осознавая, что чемпионат Чехии – далеко не самый слабый, я решил, что было бы неплохо проявить себя там и вскоре сменить клуб на более сильный в другом европейском первенстве.

 

– Как оцениваете тот шаг в карьере?

– Наверное, сейчас негативно. В «Опаве» ведь только первые полгода было все более-менее стабильно, а потом начались сплошные проблемы, от которых хотелось скорее убежать и вернуться в Украину. В общем, у клуба возникли финансовые проблемы, которые со временем становились только критичней.

 

– Может ли идти речь об обмане со стороны владельцев «Ворсклы», которые были владельцами акций «Опавы», – обещали одно, а получили вы совсем другое?

– Думаю, это было не более чем стечением обстоятельств. К тому же считаю, что в первую очередь все зависело от меня – если бы был суперигроком и зарекомендовал себя с наилучшей стороны, то полтора года было бы достаточно, чтобы меня кто-то заметил и пригласил в более серьезный клуб. Таким образом можно было собственными силами избежать проблем в «Опаве». Я ни на кого не обижаюсь.

 

– Какую пользу смогли принести «Опаве» лично вы?

– Тяжело сказать. Играл стабильно, а команда среди 16-ти участников занимала 10-12-е места.

 

– А почему «Ворскла» не вернула вас в свои ряды?

– Если честно, то не могу ответить на этот вопрос. Так получилось, что перешел сначала на три месяца в «Борисфен», а потом были «Карпаты».

 

– Кстати, о «Борисфене»: команда Степана Матвиива шаг за шагом приближалась к первой лиге. Этот период был для вас адом?

– Вовсе нет! Лично для меня все сложилось более чем удачно. Как раз перед отпуском мне в Чехии сделали операцию на колене, поэтому эти три месяца для меня прошли, грубо говоря, как восстановительный процесс. Для меня очень важным было набрать форму и оправиться от травм. Мне это удалось, так что считаю тот период очень полезным.

 

– В составе бориспольского клуба вы впервые оказались в заявке на матч против «Металлурга» в Донецке (1:3), а вот в предыдущем туре «Борисфен» не смог принять… «Ворсклу» (!) из-за неготовности газона. А тогда вы не почувствовали, что этот клуб надо оставить как можно быстрее?

– (Смеется) Как вам сказать… Там были такие условия…

 

– Ну, зарплату хоть платили?

– В отличие от премиальных, да (улыбается).

 

 

«…Если футболист не соглашается с Дыминским, то слышит в свой адрес: «Значит, будешь играть в дубле…»

 

– Четыре года в «Карпатах» – это и выход из первой лиги в Премьер-лигу, и полуфинал Кубка страны, и капитанская повязка… Почему вы имели твердое желание покинуть клуб в 2009-м?

– У меня оставался еще год контракта с клубом, и не я был инициатором того, что должен покинуть «Карпаты». Все исходило от президента клуба Петра Дыминского. Мне тогда во Львове объясняли все так: «Сергей, ты не соответствуешь уровню команды, снизил к себе требования в футбольном плане, поэтому мы выставляем тебя на трансфер – если найдешь себе новую команду, можешь спокойно уходить».

 

– Известно, что вы не могли договориться с Петром Дыминским относительно нового контракта, и все это происходило после скандала с якобы договорным матчем. Правда, что «Карпаты» тогда хотели покинуть все ведущие футболисты?

– Ну, может, и не все. Но если говорить о тех игроках, которые все же ушли из «Карпат», то я уверен, что никто об этом не жалеет. Именно потому, что там, скажем так, очень своеобразный президент. С ним приходится находить общий язык, а сделать это, поверьте, очень сложно.

 

– В одном из интервью вы сказали, что Дыминский, благодаря громкому «делу о договорном матче», шантажировал футболистов, чтобы те подписывали контракты, выгодные ему…

– Да, я знаю, что он оказывает давление на игроков, особенно молодых, когда тем остается год до завершения действия контракта. Он просто зовет в таком случае игрока к себе в кабинет и предлагает какие-то свои условия о продлении контракта. Если футболист не соглашается, то слышит в свой адрес примерно такое: «Значит, будешь играть в дубле. За минимальные деньги». И отправить в дубль он действительно может (привет, Лукас? – прим. Football.ua). В общем, не хочу дальше рассказывать о нем, ограничусь несколькими словами из этой истории. Хотя рассказывать можно много и очень долго.

 

– Вы принимали участие в ТОМ пресловутом матче, а позже вас вызывали в Лозанну…

– И в Лозанне я давал те же показания, что и в Киеве, – никакого договорного матча не было. Да и вообще – зря заварили эту кашу на пустом месте. Спрашивается, кто от этого выиграл?..

 

– Покидая «Карпаты» в статусе свободного агента, известно, что были близки к тому, чтобы оказаться не в «Металлисте»…

– Да. Я даже уже ехал в расположение той команды, но практически на полпути мне позвонил генеральный директор «Металлиста» Евгений Красников и предложил попробовать свои силы в Харькове.

 

– Кстати, до сих пор неизвестно, куда же вы все-таки ехали?

– В «Ильичевец», к Илье Близнюку. У нас была с ним личная договоренность, хотя и по телефону, что я присоединюсь к его команде. Плюс был еще вариант с «Говерлой», которая тогда еще называлась «Закарпатьем». Но, думаю, если бы не тот звонок, то я оказался бы именно в Мариуполе.

 

– Близнюку пришлось объяснять, почему не сдержали слова?

– У нас же был всего один разговор, что я приеду в его команду, к тому же будет еще и просмотр. Не более. Так что думаю, он не сильно на меня обиделся (улыбается).

 

– Если успели обсудить возможные условия контракта в Мариуполе, то насколько они отличались от тех, которые предложил «Металлист»?

– В Мариуполе речи о деньгах не было. Но если сравнивать условия в «Карпатах» и «Металлисте», то в родном Харькове, где живут родители, они намного лучше. Поэтому представьте, с каким воодушевлением я принял предложение «Металлиста»!

 

– Если откровенно, Мирон Маркевич приглашал вас в ранге основного игрока, или предупредил вас, что придется сидеть на скамейке запасных?

– Такого разговора у нас не было. Но через несколько дней после моего приезда в Харьков, Мирон Богданович вызвал к себе и сказал следующее: «Сергей, ты должен перестроиться. У нас высший уровень, нежели в «Карпатах». Мы должны побеждать в каждом матче, и я хочу, чтобы ты привык к этой мысли и делал для этого все возможное. Если будешь работать на должном уровне, будешь играть в стартовом составе».

 

 

«Раз меня никогда не вызывали в сборную, значит, не посчитали достойным этого»

 

– Покидая «Карпаты», вы назвали львовский клуб родным, однако тогда еще не знали, что задержитесь всерьез и надолго в Харькове. Поэтому какой клуб дал вам больше?

– И в финансовом, и в игровом плане, и с точки зрения того, чему я научился в команде, то на данный момент все-таки «Металлист». Хотя по линии «Карпат» у меня осталось много друзей, а это тоже немаловажно. Со многими из той команды до сих пор поддерживаю отношения.

 

– А кого именно можете назвать своими друзьями?

– Самые близкие мне люди, с которыми мы часто отдыхаем вместе семьями, это Андрей Тлумак, Коля Ищенко и Юра Панькив.

 

– «Металлист» подарил вам возможность выступлений в Лиге Европы, принес пока три бронзы и признание в стране. Но за сборную вы так и не сыграли...

– Жалею ли я об этом моменте в карьере? Безусловно – сыграть за сборную очень хочется и сейчас. Но раз меня никогда не вызывали в ее состав, значит, не посчитали достойным этого.

 

– Когда Мирон Маркевич совмещал должности наставника в сборной и клубе, был разговор с ним о ваших шансах заиграть в национальной сборной?

– У меня тогда не было стабильного места в составе. Тогда был в команде Романчук, который и играл на левом фланге защиты.

 

– Как вы реагировали на смену владельца клуба?

– Повода слишком уж волноваться о судьбе клуба не было, ведь новый владелец сразу же заверил, что негативно это на «Металлисте» не скажется. Заявил даже, что станет лучше. В принципе, его слова сейчас подтверждаются, ведь если говорить хотя бы о зарплате, то все выплачивается своевременно и без проблем. А накануне вылета в Англию, где проходит подготовка к поединку с «Ньюкаслом», у нас состоялась встреча с президентом, на которой он отметил, что у «Металлиста» бюджет будет только увеличиваться, а перед командой уже ставятся самые серьезные задачи.

 

– По словам Сергея Курченко, команда на протяжении пяти лет должна выиграть еврокубок… Может, есть задача и на этот евросезон?

– Конкретных задач нет. В Лиге Европы мы должны пройти по турнирной сетке как можно дальше, вот и все. В общем, в этом сезоне президент скорее присматриваться к возможностям команды.

 

– Что думаете о «Ньюкасле»?

– Думаю, наши шансы равны – 50 на 50 (улыбается).

 

– Вам хочется верить, что «Ньюкасл», как и большинство английских команд, будет играть в Лиге Европы не оптимальным составом?

– Если так действительно произойдет, то я только «за»! Но нужно все равно исходить из собственных сил.

 

Эрнесто Макивара, Football.ua




Другие интервью
Интервью 2014-12-03
Интервью 2014-09-30
Интервью 2014-08-02
Интервью 2013-11-02
Интервью 2013-03-30
Интервью 2013-02-10
Интервью 2012-10-20
Интервью 2012-08-10
Интервью 2012-05-23
Интервью 2012-03-07
Интервью 2011-11-25
Интервью 2011-11-10
Интервью 2011-09-30
Интервью 2011-07-09