Поздравляем с Днем рождения Дмитрия Билонога! Желаем крепкого здоровья, спортивных побед, неимоверного фарта, профессионального роста и самореализации! Безграничной любви преданных фанатов и счастья в личной жизни!

5 кризисов украинского футбола

 

Один из авторитетных украинских агентов – киевлянин Игорь Кривенко («ALIK football management», соучредитель – Алексей Люндовський) в интервью Интернет-порталу Sport Arena дал оценку ситуации, сложившуюся в связи с карантином.

 

Прочитав его, вы узнаете:

  • какие 5 кризисов пережил украинский футбол времен независимости страны;
  • как ФИФА проявляет двойные стандарты к форс-мажору, связанному с пандемией коронавируса COVID-19 и войной в Украине;
  • чем футболистам в Украине выдавали зарплату бартером в 90-х;
  • что такое “3-30 классика” и какие зарплаты получали футболисты украинских клубов в разные годы.

 

«В Польше футболистам предлагают сокращенные контракты на 50%, в Венгрии – на 20-30%»

– Как проходит ваша самоизоляция на карантине? Чем занимаетесь? 

– Рано просыпаюсь. Хожу или езжу в магазин с утра, но больше – хожу. Перед завтраком – гимнастика, потом – завтрак и определенная работа у себя на даче. Позавчера траву подсеял, землю покопал, немного деревья помазал. Работы хватает на даче – то, к чему раньше руки не доходили. Сейчас вынужденная ситуация заставляет применять весь свой арсенал действий.

И самое главное – не впадать в панику и депрессию.

 

– Сейчас много бизнесов остановились, стали на паузу. Что происходит с миром футбола, с агентским бизнесом? 

– Все на паузе находятся. Ситуация, мне кажется, будет развиваться в мире по тому сценарию, по которому у нас было в 2014-2015 годах: когда зарплаты футболистов резко падали, футболисты уходили в другие чемпионаты, клубы закрывались и банкротились.

Мне кажется, Европа будет идти сейчас по этому сценарию, поскольку условия экономики будут диктовать условия выживаемости клубов. Например, «Ювентус» и «Барселона» сократили по договоренности с футболистами зарплаты. Это только первые ласточки. Насколько я знаю, в Польше футболистам предлагают сокращенные контракты на 50%, в Венгрии – на 20-30%.

Пока вот такая ситуация. Ложиться будут не только мелкие бизнесы, но и крупные бизнесы. Если ситуация, скажем так, быстро не поменяется в мире в другую сторону.

 

 

 

– Что происходит с исполнением контрактов и переподписанием в украинском футболе? 

– Пока всё на паузе стоит. Все смотрят, наблюдают за ситуацией. Но у наших футболистов не сильно большие зарплаты, которые были раньше.

 

– У ваших клиентов есть задолженности по зарплате или сокращения зарплаты? 

– Пока глобально ничего не изменилось. Ситуации только месяц, все смотрят, наблюдают. Есть определенные задолженности за прошлые годы, но они погашаются.

 

«В 90-е зарплату футболистам платили шинами и сервизами»

– Вы писали, что на вашем футбольном веку вы пережили 5 кризисов.

– Футбольно-экономических кризисов условно было 5. Первый – после распада Советского Союза, 1991 год. Когда были рубли, а потом на смену им пришли купоно-карбованцы. Была сумасшедшая инфляция, особенно помню 1992-93 гг. Сегодня были одни цены, через два дня – другие, через три дня – третьи. Это происходило фактически 4-5 лет до реформы Виктора Ющенко 1996 года, когда появилась гривна.

Происходили уникальные вещи, которые вы не можете, наверное, понять. Хорошо помню, когда футболистам платили зарплату шинами в Белой Церкви, команда «Динамо» (Белая Церковь). Шины были дефицитом, их продавали и так кормили свои семьи.

Или была такая команда «Керамик» (Барановка) (город Барановка в Житомирской области – прим. авт.), она получала зарплату сервизами. Эти сервизы потом тоже где-то на базарах продавали или возили в Польшу. Помню, и термосы в Польшу возили в эти смутные годы.

При первом кризисе футболисты могли в одном туре за две команды сыграть. Ситуация уникальная. Шуховцев в 1992 году в одном туре играл за «Ниву» и СК «Одесса». Один день – за одну команду (винницкую «Ниву» в Николаеве), а на следующий день – за другую команду (СК «Одесса»).

Игроки меняли по несколько команд за сезон, и это было абсолютно нормальное явление. И тогда не было такого, что ты можешь подать заявление и тебе выплатят зарплату, тогда не было такого. Все было на свой страх и риск, так футболисты тогда играли.

В 1996 году, когда появилась гривна, ситуация начала успокаиваться. Футболисты начали получать стабильные деньги.

Второй кризис – 1998 год, когда гривна упала с 2-х до 5-ти. Футболисты тогда получали в средней команде Высшей лиги в районе 1000 долларов. В принципе, тогда все в долларах получали, прописывали зарплату в долларах.

Помню, тогда экономика довольно быстро реанимировалась, и все быстро на ход стало. Потом экономика начала расти, произошел резкий рост. И с 2004-2005 гг. пошел резкий рост зарплат, фантастический, тогда экономика росла по 12-15% (в год).

В те годы у футболистов было такое выражение «3-30 классика»: три тысячи долларов зарплата и 30 тысяч – подъемные. Даже сейчас, по нынешним временам, это уже очень хорошие деньги. Не фантастические, но хорошие, выше среднего в украинской Favbet Лиге.

После «30-30 классики» футболисты получали уже 10-20 тысяч долларов. И еще воротили носом.

Третий кризис начался в 2008 году, когда начался ипотечный кризис в США, лопнул крупный банк, и пошло по всему миру. Гривна упала с 5 до 8. У нас тогда обанкротился ФК «Харьков».

Через год-два все стабилизировалось, и так мы прожили до 2014 года. Команды были очень приличные, это пик развития украинского футбола в современной Украине. Когда команды уровня «Черноморца» могли дать бой «Лиону», не говоря о наших топ-клубах: «Динамо», «Шахтере», «Металлисте» и «Днепре», которые каждый год успешно выступали в еврокубках.

Потом начался 2014 год, дальше вы всё знаете. Команды «полиняли», футболисты…

Интересный факт. Если нынешняя ситуация (пандемия коронавируса COVID-19 – прим. авт.) считается для мира форс-мажорной, и ФИФА призывает футболистов договариваться с клубами, то когда у нас была такая (форс-мажорная) ситуация, то никто не говорил: давайте, футболисты, договаривайтесь с клубами, чтобы сохранить клубы. Получаются двойные стандарты Европы – сейчас и тогда. Тогда они были больше на стороне футболистов: не платят, всё, до свидания. Не говорили, что война это форс-мажор.

Сейчас – пятый кризис. И это только начало в моем понимании – пока кризис только надвигается. Как он будет развиваться – сложно сказать. Но то, что я знаю по Польше и Венгрии, такие предложения (о сокращении зарплат) идут футболистам от клубов.

 

– В кризисные годы агентам платили комиссионные не деньгами, а бартером? 

– Нет, я таких ситуаций не знаю. Когда Советский Союз распадался, агентов в нынешнем понимании с контрактами и лицензиями не было. Все помогали футболистам, и футболисты напрямую сотрудничали.

 

«За первый трансфер заработал 500 или 1000 долларов. Зарплаты тогда были в Украине по 50 долларов»

– 90-е годы в мире футбола и 90-е в жизни были похожи? Рэкет, крышевание?

– Это имело место в некоторых командах. Были команды, которые находились под влиянием криминальных структур. Какие команды? Это не для печати. Тогда интернета не было, всё по слухам. Как говорится, знали «широкие люди в узких кругах».

 

– Легко ли вести дела с владельцами украинских клубов, многие из которых вышли из 90-х?

– Коммуникации – дело важное как в футболе, так и в жизни, – отвечу этими словами. Поэтому если находишь общий язык с владельцами, то и бизнес происходит легко. Но всегда надо понимать, что есть две стороны медали: это футболисты и клубы.

 

– Клубы часто кидают агентов на деньги?

– Скажем так, бывали разные случаи.

 

– Расскажете?

– Нет. Зачем? Это же недоказуемо. Это будут лишь мои голословные обвинения.

 

– В 21 веке футбольный рынок стал более цивилизованным?

– Сейчас по сравнению с 90-ми годами футбольный рынок стал довольно цивилизованным. За 20 лет он сформировался, и в случае проблем во взаимоотношениях есть органы, которые регулируют эту деятельность.

В 90-е годы, чтобы стать лицензированным агентом, надо было положить на депозит 200 тысяч долларов. Цивилизация в агентской деятельности началась с 2003 года. Работать стало проще. Каждый год надо было страховать свою деятельность, заплатить за страховку приблизительно 2000 евро или швейцарских франков. Понятно, помимо этого, надо было сдать экзамен и получить лицензию.

А в 90-е годы всё делалось на честном слове. Агенты были, но если назовешься «агентом», тебя никто не воспринимал. Где-то с 2004 года слово «агент» вошло в обиход, и сейчас это название не ругательное, как раньше. Агенты – это члены футбольной семьи. Каждый занимается своей работой: агенты работают, футболисты работают, клубы, менеджеры, врачи.

 

– Как вы стали футбольным агентом?

– В 90-е случайно оказался в нужное время в нужном месте. Можете не поверить, но устроил футболиста в ливанский клуб в 1995 году. Это был Олег Перепелица из команды «Закарпатье» (Ужгород). Познакомился с человеком из Ливана, подписали без просмотра, без ничего, свободным агентом. Это мой первый трансфер.

Второй трансфер – в «Сконто» (Рига) устроил еще с одним человеком Александра Пиндеева из команды «Кремень» (Кременчуг).

 

– Какие в то время были комиссии? За первый трансфер вы сколько получили?

– 500 или 1000 долларов. Зарплаты тогда были в Украине по 50 долларов.

 

– Из чего сейчас состоит заработок агента? Комиссия при трансфере или процент с зарплаты игроков? 

По-разному – и от клуба можно получить комиссию, и от игрока. Комиссия с клуба сейчас в странах СНГ практически отсутствует как вид. Также можно получить от футболиста процент, на который ты договорился. Процент с зарплаты – подъемных при трансфере практически нет сейчас.

 

– Кто входит в вашу компанию AL&IK Football Management?

–  В компанию входят, помимо меня: Алексей Люндовский, Евгений Шаповал, Алексей Лазоренко, Евгений Тарасенко. Работаем в Европе, СНГ, Украине.

 

«Украинец, которого хотел подписал Зенит, шел с поля, неудачно оступился на ступеньке и порвал связки»

– Какой был самый обидный сорвавшийся трансфер в вашей карьере?

– Их было два. В 1997 году я устроил в Зенит Романа Максимюка. Он очень сильно отыграл за Зенит сезон 1998 года. У меня были очень хорошие взаимоотношения с этим клубом. Роман Максимюк пришел из команды «Прикарпатье» (Ивано-Франковск). Вы вообще можете представить, что такое устроить игрока в «Зенит» (из такого скромного клуба)? Он очень сильно заиграл, у меня наладились хорошие взаимоотношения с президентом клуба и главным тренером Анатолием Бышовцем.

Был такой футболист Игорь Карась также из «Прикарпатья». Он приехал на просмотр, его посмотрели. Как сейчас помню, в день финала ЧМ-98 Франция – Бразилия (3:0) днем из «Зенита» позвонили сказали, что берут его и готовы подписать контракт, а ближе к ночи уже отказываются брать. Мог тогда в течение полугода совершить два таких (серьезных) трансфера.

Еще через полгода я договорился с «Зенитом» о просмотре еще одного футболиста из «Прикарпатья» – 22-летний игрок Владимир Ларин. Все межсезонье, зимние сборы, он провел в «Зените» на просмотре. В конце в «Зените» сказали, что будут подписывать.

Что было дальше, за 25 лет моей футбольной деятельности такого больше никогда не было! После одной из тренировок Владимир Ларин шел с поля, неудачно оступился на ступеньке и порвал связки.

Конечно, «Зенит» с ним после этого уже не подписал контракт… Это были последние тренировки на сборе, мы уже практически обо всем договорились с «Зенитом», они готовы были выкупить трансфер у «Прикарпатья». О какой сумме речь? По сравнению с нынешними суммами, тогда суммы трансфера были детскими.

Кстати, он после этой травмы так до конца и не восстановился, особо не играл. И насколько мне известно, после этого он выиграл «зеленую карту» и уехал на ПМЖ в США.

 

– Как проходит рабочий день агента в отсутствие карантина?

– Обычный рабочий день в основном проходит в звонках, в поездках, переговорах.

 

– Тогда желаю вам скорее вернуться к обычному рабочему дню и ритму.

– Я всем желаю вернуться к нормальной футбольной деятельности. Не только мне – всем. И вам, чтобы было о чем писать – больше о футболе, моментах, секундах, VAR-ах и прочее.

 

Александр Гапоненко



Другие новости: